Игорь Лопатёнок: «Делая “Украину в огне”, мы бросили вызов корпоративным СМИ»

31.10.2017 1:38 0

Игорь Лопатёнок: «Делая “Украину в огне”, мы бросили вызов корпоративным СМИ»

Будучи членом гильдии режиссеров США, Игорь, как продюсер, имеет на своем счету уже двадцать законченных картин. В начале этого года фурор произвёл снятый им вместе с Оливером Стоуном и показанный на российском телевидении документальный фильм «Украина в огне». Для западного зрителя этот фильм стал откровением: многие именно из него узнали о тайных пружинах «Евромайдана», перевернувшего жизнь Украины более трёх лет назад…

– Игорь, почему вы решили снять фильм об Украине?

– Потому что на Украине я родился и прожил там, до переезда в США, значительную часть жизни – и мне не всё равно, что происходит на родине. Мейнстримные СМИ давали искажённую картину происходящего, и мне захотелось донести до людей правду. Ведь что такое сегодняшний инфо-мэйнстрим? Это то, что президент Трамп называет fake news. Корпоративные масс-медиа уже не доносят до людей новости, они сами их «делают», пытаясь манипулировать общественным сознанием. Я решил показать массовой аудитории альтернативную точку зрения на то, что случилось на Украине. Все, кто уже видел «Украину в огне» в США, очень заинтересовались, люди с критическим складом ума оценили фильм по достоинству. Не скрою, привлечь внимание к картине удалось и благодаря тому, что в этом проекте принял участие столь именитый человек, как Оливер Стоун. В своих фильмах он давно занимается разными замалчиваемыми аспектами американской истории, и его заинтересовала возможность показать роль США в тех событиях, которые произошли на Украине. Перед человеком с таким уровнем известности открываются двери даже самых высоких кабинетов – и в фильме Оливер лично интервьюирует Путина и Януковича. Правда, нас обвиняют, что мы, дескать, не представили точку зрения нынешних украинских властей. Дорогие мои! Мы отправляли приглашения на интервью и Петру Порошенко, и Арсению Яценюку, и Андрею Парубию, и Александру Турчинову. Но всё словно кануло в чёрную дыру – ни одного отклика! Единственный человек, кто удостоил ответом, это Юлия Тимошенко. Она отказалась от интервью: дескать, фильм ей уже заранее не нравится. Но она хотя бы не постеснялась честно об этом сказать.

– Какие события в мире вы, как человек, в значительной степени ассоциируемый именно с созданием политических документальных фильмов, считаете сейчас наиболее актуальными и важными?

– Мне, как фильммейкеру, особенно интересно то, что мир сейчас переживает процесс трансформации из однополярного в многополярный. Однополярная система просуществовала совсем недолго, порядка двадцати пяти лет – с момента распада Советского Союза. И эта трансформация, она, конечно, сопровождается драматическими событиями. В число лидеров этого нового, многополярного мира войдут Китай и Россия – и это, естественно, далеко не всем нравится. Америка была и до сих пор остаётся самой великой в мире державой по своим экономическим и военным показателям, но сейчас она переживает серьёзный внутренний раздор. Победа на президентских выборах Дональда Трампа, изначально считавшегося политическим аутсайдером, кристаллизировала и радикализовала противоборствующие группировки, жёстко разведя левых и правых, либералов и консерваторов. Лично сам я голосовал за Трампа – мне оказались близки его обещания сделать вновь Америку великой, отказаться от глобалистской либеральной химеры и обеспечить защиту подлинно национальных интересов. Но «болото», которое Трамп пообещал «осушить», объявило ему беспощадную войну, оно блокирует инициативы президента, направленные на отстаивание интересов американского народа. Это ставит США перед угрозой антиконституционных переворотов и даже вообще гражданской войны. Будучи документалистом, я, разумеется, наблюдаю за всем этим с большим интересом и уже заранее готовлю некоторые «заготовки», съёмочный материал, который, возможно, ляжет в основу будущих произведений. Но как гражданин этой страны я, естественно, не могу не беспокоиться из-за происходящего в ней. Верю, что со временем всё у нас наладится – но процесс турбулентности может оказаться весьма длительным. А ведь в будущем году обострение ещё усугубится – в связи с выборами в Конгресс.

– То есть вы не исключаете, что гражданское противостояние в Америке может перерасти в силовой конфликт?

– Конституция гласит, что гражданин США имеет право защитить свои свободы с оружием в руках – это предусмотрено отцами-основателями. Другой основой американского общества, также прописанной в Конституции, является свобода слова. Эти очень важные права, въевшиеся в плоть и кровь наших граждан, являются прививкой от возможной диктатуры. Поэтому, если радикальные левые, создавшие под себя мощный идеологический аппарат, продолжат давить, насаждая свои безумные нормы выходящей уже за любые пределы тоталитарной «толерантности», то ещё не факт, что простые американские граждане будут на это безропотно смотреть и терпеть. Давно замечено, что на определённом этапе яростно культивируемые права различных меньшинств начинают входить в противоречие с правами личности, человека – и это создаёт большую угрозу нашей западной цивилизации. Ещё меня пугает, что Трамп, чтобы укрепить своё положение в стране, может не устоять перед соблазном «маленькой победоносной войны», которая в итоге способна перерасти в новый Вьетнам. Дело идет к милитаристской эскалации, к сожалению.

– Создаётся впечатление, что отношения США и России переживают самый плохой период едва ли не за всю историю. Как вы считаете, это надолго?

– По сути, охлаждение началось ещё в 2007-м, после мюнхенской речи Путина – когда Россия дала понять, что больше не будет беспрекословно повиноваться Западу. С тех пор конфронтация медленно, но верно нарастала – пока не достигла нынешнего уровня. Проблема в том, что у России нет серьёзного торгового оборота с США. Поэтому, с точки зрения американских политиков, они, идя на обострение, ничего особенного не теряют. Свежие санкции, принятые уже при Трампе – это, в значительной степени, «инерция», доставшаяся от предыдущей администрации, программа deep state, направленная на недопущение разрядки. Причём я не исключаю, что отношения могут ухудшиться даже по сравнению с сегодняшним днём – есть ещё, куда падать! Возможно, дойдёт даже до закрытия посольств, взаимного отзыва всех дипломатов, полного прекращения выдачи виз в обе стороны… Но потенциал для настоящего, «горячего», вооруженного конфликта между Россией и США отсутствует – никто не захочет взять на себя ответственность за гарантированное уничтожение всего человечества в результате ядерной войны. Ну а «заморозка» в отношениях продлится до тех пор, пока в головах американской элиты не появится понимание бессмысленности политики такого рода по отношению к России. Хотя даже сейчас у наших стран есть положительный опыт сотрудничества – например, в Сирии.

– Есть ли в США люди, выступающие за разрядку? Такое впечатление, что сейчас любого, кто выступит за это, назовут «агентом Путина»…

– Такие люди есть. Это как раз самое боевое и активное крыло сторонников Трампа, голосовавших за него на выборах. Они республиканцы, но молодые, далёкие от партийного истеблишмента. Выступают за традиционные консервативные ценности. Они не видят в России врага, и никогда не согласятся с тем, что Трампа выбрали «русские хакеры», отрицают весь этот навязываемый Хиллари и либералами bullshit относительно вмешательства Москвы в американские выборы. Они знают, что сами выбрали Трампа своими голосами и отказываются следовать правилу «что бы ни случилось, во всём обвиняй Путина». И именно эти люди – а они весьма многочисленны! – положительно воспримут восстановление отношений между Россией и Америкой. Простые люди всегда между собой договорятся. Я это знаю ещё с 89-го, когда мне довелось принять участие в советско-американском «Походе за мир». Это была подлинная акция народной демократии: несколько сотен советских борцов за мир в течение нескольких недель шли пешком по США, а потом 250 американцев шагали из Одессы в Киев. В городах на их пути тысячи людей встречали гостей цветами, радостно приветствовали. И все участники этих акций прекрасно понимали, что у нас общие ценности. А то, что нас ссорит, привнесено недобросовестными политиками, желающими разделять и властвовать. Восстановление отношений России и США состоится обязательно, хотя, к сожалению, это не перспектива ближайшего будущего.

– Давайте поговорим о современном кино. Есть мнение, что сейчас все деньги и лучшие умы перетекают из «традиционного» кинематографа на телевидение…

– Но ведь и телевидение уже давно изменилось, оно не то, что раньше. Сейчас традиционный телевизор всё сильнее вытесняется монитором компьютера, ноутбука, айпада, айфона. Соответственно, способы доставки контента до телезрителя сейчас переживают большие изменения. Несколько лет назад сервис Netflix, действующий на основе потокового мультимедиа, ворвался в «лавочку» обычных телеканалов и, образно выражаясь, перевернул её вверх дном. Сейчас происходит подстройка этого рынка под новую реальность – с учётом того, что теперь зритель уже не выбирает из того, что навязывают ему телеканалы, а полностью сам определяет, что он смотрит. А выбор зрителя таков: ему хочется видеть длинные и оригинальные истории с интересными сюжетными поворотами и запоминающимися героями. Что касается прокатного кино, то оно всё больше превращается в индустрию блокбастеров, то есть высокобюджетных визуальных аттракционов с упрощенной клишеобразной драматургией. Такие видео-комиксы людям тоже нравятся, но это уже чистое развлечение (entertaiment), имеющее с настоящим искусством довольно мало общего. Подобный продукт делает до восьмидесяти процентов от всего бокс-офиса (кассовые сборы – ред.).

– Но ведь существует ещё и сектор «нормального» кино, не относящегося к комиксам…

– Да, есть так называемое «независимое» кино – где студии участвуют в дистрибьюции, но не вмешиваются в авторское видение. В этом секторе работают многие известнейшие творцы, такие как Ридли Скотт, Мартин Скорсезе или мой друг и коллега Оливер Стоун. По-настоящему талантливый человек до сих пор имеет шансы пробиться и вынести свое творчество на широкую публику. В этом плане показательным является мощный успех фильма «Оно», который сделал молодой талантливый режиссёр Андрес Мускетти. Эта картина подтвердила, что для зрительского признания не обязательно требуются многомилионные бюджеты и сценарий на основе комикса – нужна хорошая история, качественная режиссёрская и актёрская работа.

Мы, независимые фильммейкеры, работаем на любого зрителя и в любом жанре – от семейного кино, социальной драмы до научной фантастики. Обычно мы не оперируем огромными бюджетами, но бывают и такие примеры. Так, недавно в прокате провалился дорогостоящий фильм Люка Бессона, безупречно сделанный с визуальной точки зрения «Валериан и город тысячи планет». Провалился, потому что это был проект европейских кинематографистов, не имевший серьёзной базы для распространения в Америке. Я переживаю за своего коллегу Люка Бессона – очень ценю его, как человека и кинодеятеля, работал с ним вместе… Но есть и обратные примеры, когда снятый всего за четыре с половиной миллиона долларов детективно-мистический фильм «Прочь» собрал в американском и международном прокате свыше двухсот пятидесяти миллионов! Да и студийные блокбастеры порою проваливаются с не меньшим треском, чем независимое кино. Можно идти на бесконечные ухищрения, чтобы привлечь зрителя, вызвать его симпатии – но не всегда это удается. И тем большую радость ты, как творец, испытываешь, когда твоя картина завоевывает людскую любовь и признание – именно ради таких моментов мы, кинематографисты, и живем.

– Над чем вы сейчас работаете?

– У меня сейчас три картины проходят период постпродакшна. Одна из них – полнометражный анимационный фильм «Последний принц Атлантиды». С ноября мы начнём продавать его на American Film Market для международного, в том числе и российского проката. Второй – биографическая картина, деталей этого проекта я пока, к сожалению, не могу разглашать. Далее, 16 сентября мы закончили снимать и сейчас монтируем ремейк знаменитого советского фильма «Подкидыш», который делаем совместно со студией Горького. Фильм добрый, для семейного просмотра – и заниматься им после политической документалистики очень приятно. Ещё несколько картин находятся в проекте: надеюсь, их тоже удастся запустить. Одна из них – опять же байопик, про легендарного жокея, многократного чемпиона Европы и СССР по конному спорту Николая Насибова. Мы хотим сделать этот фильм на английском языке, с международным кастом. Воссоздавать языком кинематографа реально имевшие место события, с одной стороны, невероятно сложно, а с другой – столь же интересно. И конечно, я не собираюсь расставаться с документалистикой – готовим к запуску несколько лент. Например, мы совместно со студией Валдиса Пельша снимем фильм о ледоколах России, а по заказу нескольких американских музеев и университетов – ленту про секвойи.

Беседу вёл Владимир Веретенников

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Южно-Сахалинск поддержит День правовой помощи детям Мост на материк Центр внимания. Выпуск от 3 октября Регулярное автобусное сообщение охватит южную часть нового микрорайона Дальнего За 9 месяцев года свадеб на Сахалине было на тысячу больше, чем разводов

Последние новости