Оправдание риска

27.12.2017 20:56 1

Оправдание риска

Пройденный квест

27 декабря в России отмечают День спасателя. Сегодня мы расскажем о человеке этой профессии, которого на Сахалине считают живой легендой.

Немногие спасатели области имеют такой же стаж работы, как Валентин Желонкин, – чуть меньше четверти века. Не все удерживаются на этой службе, потому что спасать – это не просто профессия, а образ жизни. В какой-то мере – философия.

Команда в сборе. Остров Симушир. Валентин Желонкин в центре в оранжевом берете, подаренном в Нефтегорске.

Сейчас Желонкин руководит филиалом Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда – Сахалинским поисково-спасательным отрядом имени В. А. Полякова. Прошел весь путь от просто спасателя до спасателя международного класса. Совсем недавно губернатор области Олег Кожемяко вручил ему знак и подписанное удостоверение о присвоении звания «Заслуженный спасатель РФ». На сегодня он единственный на островах человек, достигший этого уровня.

До него это звание было у Евгения Кропалева (не так давно он уехал с Сахалина), первого начальника отряда. Впрочем, в момент создания в 1994 году, это была еще поисково-спасательная служба (ПСС) области. Вместе с Кропалевым и Валерием Поляковым, чье имя носит теперь отряд, Валентин Желонкин стоял у истоков нового для области формирования.

Оправдание риска

Самые заметные вехи подразделения – это, конечно же, Шикотан, куда спасатели отправились в первую свою командировку после землетрясения на Курилах в октябре 1994 года; и Нефтегорск, где после сильных толчков 28 мая 1995 года люди погибли под завалами. На Шикотане работа сводилась к сносу пострадавших зданий рыбокомбината. А вот в Нефтегорске все было гораздо серьезнее.

Пригодился опыт Валерия Полякова – до этого он работал в спасательном отряде областного совета по туризму. Но в Нефтегорске нужно было находить новые решения, проявлять смекалку. Тогда родилась идея организовывать во время разбора завалов час тишины. На время глушить технику и пытаться установить контакт с людьми, лежащими под обломками зданий. Ориентируясь на голоса, спасатели определяли, как быстрее и безопаснее добраться к пострадавшим.

Каждый день на севере Сахалина шел за три. В разрушенном поселке наши спасатели были до 15 июня, пока не извлекли последнего погибшего. Там, в Нефтегорске, коллеги из военизированного формирования, с которыми сахалинцы вместе работали, в знак признательности подарили Валентину свой форменный оранжевый берет. Он бережет его до сих пор.

Оправдание риска

Кстати

В поисково-спасательном отряде имени В. А. Полякова работает 121 человек (по штату положено 142). В этом году наш отряд занял первое место среди филиалов Дальневосточного регионального поисково-спасательного отряда по итогам деятельности

Сшитый флаг

После Нефтегорска существенно пересмотрели систему работы. Желонкин тогда предложил наладить взаимодействие с гаишниками, чтобы спасатели со своим инструментом выезжали на серьезные дорожные происшествия.

Валентина одним из первых отправили в учебный центр в Ногинске. Там он получил квалификацию спасателя первого класса. Постепенно прошел все ступеньки служебной лестницы. Это как квест – не пройдя один уровень, не попадешь на следующий. Нефтегорск дал хорошую закалку.

Чего только не было потом в его биографии! Масса вызовов – и печальных, и драматических, и комичных. Много раз выезжали помогать коллегам в других регионах. Самая масштабная командировка была летом в 2013 года, когда наводнение накрыло несколько регионов Дальнего Востока.

Оправдание риска

А сколько было выездов к рыбакам на оторванных льдинах!

– Из-за них нам всем приходилось совершать подвиги. Точнее, из-за их безалаберности, – говорит он полушутя. – На местах массового лова я, как правило, бываю по долгу службы. – Когда дежурство спокойное, бывает, посижу у лунки. Но азарта не испытываю.

Работа в МЧС научила закрываться от негативных эмоций – без злоупотребления спиртным. Поэтому некоторые эпизоды спасательных будней уже стерлись из памяти. Но один помнится ярко. И это не Нефтегорск, а остров Симушир.

Оправдание риска

Тогда, в 1997 году, спасатели искали замерзших в снегу пограничников. В метель они вышли в поле (до сих пор неясно – с какой целью), потеряли в кромешной метели ориентиры, и их замело.

– Почему помнится именно Симушир, не задумывался, – говорит заслуженный спасатель. – Но хотелось там побывать снова. И вот в этом году, 20 лет спустя, у меня это получилось. Мы двинули на остров с Вячеславом Козловым на его яхте. Он раньше работал у нас, когда уволился, перешел в турклуб «Бумеранг».

В команде было 8 человек. Взяли с собой флаг МЧС, который спасатели поднимали на острове во время поисковых работ в 1997 году. Дорог он тем, что его сшили сами. Еще Желонкин взял туда оранжевый берет из Нефтегорска.

Спасительный опыт

Сейчас в жизни заслуженного спасателя страны стало больше офисной работы.

– Будучи командиром, меньше приходится работать физически. Но морально от бумажной работы устаешь не меньше, – говорит он. – Думать то приходится не только за себя и за отдельное подразделение, как раньше, но и за весь отряд.

Оправдание риска

При непосредственном участии Валентина Желонкина заработали филиалы отряда на Курилах – сначала в Южно-Курильске и Курильске, затем – в Северо-Курильске. Базируются спасатели в помещениях пожарных частей. На вооружении – необходимое оборудование, лодки и катера, снегоболотоходы. Подразделение на северных Курилах смогло грамотно противостоять сентябрьскому тайфуну. На всех островах постоянно вызволяют из беды заблудившихся на суше или на море людей. В 90-е годы создание на Курилах спасательных подразделений казалось нереальным. Теперь Валентин Желонкин смог реализовать давнюю идею Кропалева и Полякова.

Оправдание риска

Волей-неволей сравниваешь, как все было тогда и как стало теперь. Больше всего радует, что сохраняется костяк отряда. Многие тоже работают в нем с 90-х годов. Бывало, кто-то уходил, но потом возвращался. Это те люди, для кого спасать людей стало образом жизни.

Сейчас в поисково-спасательный отряд приходят люди, имеющие спортивную подготовку. Умеющие быть с техникой на ты.

– Это много значит. Но не меньше значит психологическая совместимость с профессией. И мотивация, с которой человек приходит к нам, – говорит Желонкин. – Опыт подсказывает, какие качества претендентов подходят для работы, какие нет.

Возвратное поздравление

Любой спасатель ни на минуту не забывает аксиому: безопасность превыше всего. Поэтому начальник поисково-спасательного отряда не пройдет мимо, когда кто-то пренебрегает правилами безопасности. Мимо детей, которые, показывая свою удаль, скатываются по перилам. Или катаются на скейтах без защитной экипировки

– Никто не говорит, что ради безопасности надо лишний раз не выходить из дома. Просто должно быть четкое понимание – где риск оправдан, а где нет, – объясняет Валентин Желонкин.

Он знает, о чем говорит. Ведь командир спасателей долгое время прыгал с парашютом и учил этому других, работал инструктором в южно-сахалинском аэроклубе РОСТО (так 20 лет назад назывался нынешний ДОСААФ).

Оправдание риска

К слову, автор этих строк при его непосредственном участии совершил первый свой прыжок с парашютом. Было это в 1993 году. Тогда я собрался написать про наш южно-сахалинский аэроклуб. Его начальник Владимир Нестеров предложил съездить к ним на аэродром в Березняках. А там командир парашютного звена Сергей Ананьев ненавязчиво предложил: «А хотите, и вас бросим?».

– Все откроется само, только прыгай, слушай выпускающего, тут система принудительного раскрытия, – объяснили мне.

Из всего инструктажа мне запомнилось только слово «принудительное». Выпускающим у меня был Валентин Желонкин. Перед выходом в бездну он объяснил: прыгаешь сразу после звукового сигнала, за минуту самолет пролетает метров 40. Задержишься – приземлишься не в поле, а в лесу.

Оправдание риска

Тогда я благополучно приземлился и написал про аэроклуб. Затем были другие прыжки. Хотелось дотянуться до уровня Желонкина – освоить более сложный парашют, без принудительного раскрытия, предназначенный для высоты свыше километра. Научиться падать – это когда раскрываешь купол не сразу, и некоторое время летишь, правильно сгруппировавшись. А потом еще делать в воздухе элементы купольной акробатики. Но количество не перешло в качество. Аэроклуб в 90-е испытывал трудности, и прыжки практически прекратились.

Валентину было проще – можно было прыгать в рамках учебных сборов. Но потом программа поменялась, так что выходить в небо давно не доводилось и ему. Но желание остается. Как и у меня.

И может быть, нам удастся снова поздравить друг друга – с первым после перерыва прыжком.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

На Сахалине закрыто движение на дорогах Стародубское — Макаров и Арсентьевка — Ильинское ЧП с судном в Японском море могло произойти из-за крабовых ловушек «Джуманджи: Зов джунглей»: игра продолжается Демонстрационный экзамен Центр внимания. Выпуск 18 декабря

Последние новости