Опять мимо кармана…

31.10.2017 13:05 0

Опять мимо кармана…

Чтобы узнать, на какую пенсию можно рассчитывать в старости, не обязательно обивать пороги отделений Пенсионного фонда. Достаточно запросить через госуслуги «Сведения о состоянии индивидуального лицевого счета застрахованного лица» и компьютерная программа выдаст электронную справку, по которой можно составить представление о пенсии на текущий момент, даже если она еще (по возрасту) не положена.

Углубившись в изучение своей пенсионной истории, можно понять, что на ту сумму, которую государство нам гарантирует «счастливое дожитие», особо не разживешься. Она в разы меньше средней нынешней зарплаты. И это при общем непрерывном трудовом стаже свыше трех десятков лет.

Не удивляйтесь, если в электронной справке найдете сведения об абсолютно всех ваших местах работы, включая далекие советские времена, но при этом за все эти годы в качестве пенсии полагаются круглые нули.

Получается, что весь наш трудовой стаж при СССР ушел в прошлое вместе с рухнувшим в начале девяностых советским государством?

Пенсионный фонд, конечно, этого не утверждает, объясняя начисленные пенсионные нули «отсутствием сведений о заработке» при СССР. Но возникает вопрос: куда могли подеваться эти сведения в государстве, в котором данные о заработках граждан исправно передавались в собесы, а затем и в Пенсионный фонд, который появился у нас еще при советской власти, в 1990-м.

Ведь в то время пенсии рядовым советским пенсионерам начислялись по единой шкале, представлявшей собой процентное соотношение самой пенсии к конкретной заработной плате с определенным минимумом и «потолком».

Да и само советское пенсионное обеспечение формировалось почти по такому же принципу, что и сегодня – на основе отчислений предприятий и организаций. С той лишь разницей, что в СССР не было ни профильных фондов, ни серых зарплат, ни каких-либо теневых схем, позволяющих обойти жесткую систему учета и контроля. Этим, собственно, и был силен социалистический строй.

В ближайшем отделении Пенсионного фонда Вам могут разъяснить: раз сведений о заработной плате того периода нет, то, стало быть, и требовать нечего. Но за стаж все же немного накинут, как будто сделав одолжение.

При этом никто не разъясняет народу, что выбить деньги за проработанные советские годы все же можно. Но для этого надо побегать по архивам сохранившихся предприятий и там поучить справки о своем заработке и обратиться в суд. Таких дел, правда, единицы, потому что поездки по стране нынче недешевы, да и не все сменившие форму собственности заводы сохранили до сего дня советские архивы.

Возникает вопрос: почему граждане, собирающиеся на пенсию, вынуждены сами искать сведения о советских заработках и чего-то в пенсионных офисах доказывать, имея на руках трудовую книжку, исписанную кадровиками и заверенную печатями?

Почему и заработки в новой России, с момента развала СССР и до 1997 года, не учитываются? Одно дело, когда ты работал в тени и работодатель не представил сведений о заработке. И другое – когда работодатель перечислил ПФР в 1997 году сумасшедшие по нынешним временам деньги – несколько миллионов рублей, а тебе с них ни шиша.

Недовольным объяснят: «А что вы хотите, законодательство полно противоречий». И противоречия эти почему-то оказываются не в нашу пользу.

Пенсионная реформа, затеянная в начале двухтысячных, получилась половинчатой, и от того обреченной на неудачу. Отойти от нее чиновники никак не решатся до сих пор. В то время еще работала накопительная система, согласно которой работодатель вносил взносы за работников, и каждый год будущему пенсионеру по почте рассылались отчеты из Пенсионного фонда – сколько у него на счету скопилось денег.

По «письмам счастья», как их тогда окрестили, можно было составить хотя бы примерное представление, какая сумма светит при выходе на пенсию. Теперь вместо этих денег появились некие баллы и коэффициенты, которые якобы должны стимулировать каждого человека лучше работать и больше зарабатывать.

В результате, тысячам россиян в прошлом году власти отказали в выплате пенсии по старости. Им не хватило пенсионных баллов при наличии пенсионного возраста и необходимого трудового стажа.

В Йошкар-Оле в 2016 году из-за нехватки пенсионных баллов отказано в назначении страховой пенсии по старости 62 процентам пенсионеров. В Саратовской области – 396 жителям, в Иркутской ни с чем оставили 470 человек…

Каждый год в геометрической прогрессии растет количество баллов, которые нужно «наработать» будущим пенсионерам. Так, в прошлом году для выхода на пенсию кроме пенсионного возраста и необходимого стажа нужно было иметь девять пенсионных баллов, в 2017 году – уже 11,4, в 2018-м – 13,8, а к 2025 году – 30!

При этом за год дается не больше двух баллов, а один балл дается, если человек отработал на МРОТ. Причем зарплатой считается именно та, с которой были отчисления в Пенсионный фонд. Это означает, что если у человека была минимальная зарплата, то ему необходимо иметь 30 лет стажа. Если зарплата составляла две «минималки» и больше – 15 лет стажа.

И это еще полбеды. Такая система создает огромное поле для манипуляций. Сколько будут платить за каждый балл – решают власти, каждый год заново. Если, например, власти решат, что денег у них не очень много, они могут, просто маневрируя ценой балла, вывести человеку любой размер пенсии, какой угодно маленький. Словом, все идет к тому, что, как уверяют эксперты, потенциально до 30 млн человек могут остаться без страховых пенсий. Это, как раз те люди, которые долгое время работали «неофициально», получавшие зарплаты в «конвертах».

Да, государство предупреждало их о последствиях. Но одно дело Москва, где работу с белой зарплатой предлагают многие организации и совсем другое – отдаленный райцентр, где люди рады любому, даже грошовому, пусть и «неофициальному заработку». Где большинство населения живет на эти «неофициальные» доходы, в том числе за счет натурального хозяйства, огородов и разведения скота, охоты и собирательства. И вовсе не потому, что люди этого хотят, а потому, что деваться некуда.

Да, у них сохраняется право на социальную пенсию, но, понятно, она существенно ниже прожиточного минимума.

Эта проблема, похоже, мало волнует министров, годовые доходы которых в тысячу раз больше годовой зарплаты среднестатистического россиянина.

Если сложить заработки 32 членов федерального правительства за 2016 год, то получится внушительная сумма – около двух миллиардов рублей. При этом у кого-то в собственности есть территории размером с неплохую деревню, а кто-то коллекционирует дорогие мотоциклы. Есть и те, кто по сравнению с коллегами живет весьма скромно – получает меньше 10 миллионов рублей в год.

Известно, что заместители председателя правительства после отставки вправе рассчитывать на 50–88 тыс. рублей в месяц, а федеральные министры – на 44–78 тыс. рублей. По нашим временам неплохое подспорье к накопленному за годы службы капиталу. Впрочем, как выяснили, эксперты «Общероссийского народного фронта» (ОНФ), по пенсиям крупных чиновников федерального уровня обошли муниципальные госслужащие.

Некоторые из слуг народа, потеряв всякий стыд, назначают себе баснословные зарплаты и могут претендовать на пенсию порядка 190–320 тыс. рублей в месяц при средней пенсии в регионе 11 178 рублей. Как ни странно, но такую практику почему-то не осуждают.

Напротив, чиновники и депутаты на этом фоне хотят позаботиться о себе и своих коллегах. Не так давно Министерство труда и социальной защиты РФ выступило с законопроектом о повышении первым советским народным депутатам, заседавшим в Верховном Совете СССР с 1989 по 1994 год, ежемесячную доплату к пенсии, которая позволит увеличить ее размер примерно до 200 тыс. рублей.

Год назад депутаты-единороссы предложили увеличение пенсии не только народным депутатам СССР, но также и депутатам Госдумы первого созыва 1993–1995 годов.

Когда бы речь шла о зарплатах и пенсиях, которые предлагаются чиновникам и депутатам, то большинство россиян с радостью согласились бы работать до глубокой старости. Ведь у нас, выходя на официальную пенсию, многие продолжают трудиться, чтобы помогать родственникам, заработать на лекарства и другие самые неотложные нужды.

Выжить на государственные выплаты нелегко, но можно. А если сейчас увеличить пенсионный возраст, то даже эти копейки пройдут мимо кармана.

Другими словами, пожилой работник будет получать только зарплату, а пенсии, которую он честно заработал, придется ждать еще, как минимум, пять лет.

Если учесть, что сейчас в стране уже около 4,5 миллионов безработных (оценка по методике Международной организации труда), то куда трудоустроить 13,5 миллиона пожилых людей? На пособие по безработице (а оно не может быть больше 4500 рублей, и рассчитывать на него можно только в течение года) выжить физически невозможно.

Чиновники любят говорить, что так не должно быть, что необходимо поднимать и зарплату, и пенсии, повышать уровень жизни. Но при этом недоговаривают, что достойная пенсия, с точки зрения Международной организации труда, составляет не менее 40 процентов утраченного заработка, при этом она должна соответствовать типовой семье. То есть пенсия должна быть такой, чтобы ее хватило на содержание бывшего работника и одного иждивенца.

Много лет идет дискуссия в экспертном сообществе о развитии пенсионной системы.

Но из предлагаемых в последнее время мер получают поддержку только те, которые позволяют Минфину экономить на индексации пенсий работающим пенсионерам, урезании льгот, увеличении пенсионного возраста для госслужащих.

Некоторые горячие головы предлагают повысить страховые взносы, увеличить требования к стажу для назначения досрочных пенсий, отказаться не только от отраслевых льгот, но и от самого Пенсионного фонда, и деньги на пенсии закладывать в федеральный бюджет, а пенсионерам платить пособие по бедности, как в Европе. Только вот каким будет это пособие, не говорят.

Если следовать европейским меркам, то пенсия в Германии, например, в пересчете на наши деньги составляет примерно 130 тысяч рублей.

Россия не Европа. У нас и структура занятости другая, и инфляция, и показатели производительности труда не те, и неблагоприятная демографическая ситуация. Да еще – проблема досрочных пенсий, низкие требования к минимальному трудовому стажу, риски в накопительной составляющей пенсионной системы и великое множество других причин, не позволяющих разогнать пенсионные выплаты.

Но при всем при том государство в накладе не остается и обирает граждан как липку. По расчетам экономистов МГУ, российский гражданин сегодня отдает в казну аж 48 процентов своего дохода. Эта сумма складывается из 13 процентов подоходного налога, акцизов на табак и алкоголь, импортных пошлин на автомобили, налога на добавленную стоимость, социального налога, или налога на рабочее место, не считая многочисленных поборов в виде штрафов и платной парковки, роста налогов на недвижимость и землю и т.д.

Получается, что платим-то мы государству не меньше, чем европейцы. А вот живем совсем по другим стандартам.

Да, подешевевшая нефть еще больше усугубила проблемы в экономике. И, казалось бы, пришло время создать условия для того, чтобы люди имели возможность без проблем заработать и на себя, и на страну, взять под низкий процент кредит на учебу, жилье и развитие своего дела.

Но такая постановка вопроса невыгодна чиновникам. Не от того ли и подготовка предложений по пенсионной реформе зачастую проходит в закрытом режиме, без участия общества и социальных партнеров? А гражданам говорят: живите сегодняшним днем, исправно платите налоги, скиньтесь на пенсии и спите спокойно. Государство все решит за вас.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Сахалинскую федерацию легкой атлетики возглавила Татьяна Быкова Чип в законе Чемодан для путешествий В Южно-Сахалинске «Лэнд» отнял у инвалида место для парковки Сахалинские школьники разыскали героев войны в своих семьях

Последние новости