Профсоюзный апперкот

30.04.2018 12:47 0

Профсоюзный апперкот

– Иван, вы являетесь молодым профсоюзным лидером, что в наше время встречается не так уже часто…

– Да, в Молодежный совет профсоюзных организаций области я вступил в прошлом году. Недавно меня избрали председателем Молодежного совета Сахалинского территориального управления Дальневосточной железной дороги. Кроме этого я – заместитель председателя нашей профсоюзной организации на предприятии.

– Кем вы работаете?

–В РЖД занимаю должность инженера I категории по гражданской обороне. Получил педагогическое образование в нашем СахГУ. Этого достаточно, чтобы выполнять мои должностные обязанности. Я занимаюсь вопросами гражданской обороны и защитой от чрезвычайных ситуаций, а также транспортной безопасностью.

– Но у РЖД ведь есть своя профсоюзная организация…

– Да, она называется Российский профессиональный союз железнодорожников и транспортных строителей.

– Вы всегда работали в РЖД?

– Нет. Четыре года назад я был инкассатором. На железной дороге работать интереснее.

– Какие опасности чаще всего поджидают железнодорожников?

– Любой транспорт – это повышенная опасность для людей. Кстати, у нас нет Интернета. И это тоже к вопросу организации безопасности на предприятии, на этот раз уже информационной. Точнее, Интернет есть, но в ограниченной версии. Назвать эту сеть Всемирной уже язык не повернется. На многие сайты система вас просто не пустит. Это касается и некоторых популярных мессенджеров, соцсетей. Более того, на РЖД специальные сотрудники следят за тем, чтобы никто, пользуясь рабочим компьютером, не вставлял в него съемных носителей. Запрещено подключать мобильный телефон. И я за этим слежу. Иногда даже самому не совсем удобно эти правила соблюдать. К примеру, фотографии по работе надо скинуть на компьютер, приходится их пересылать самому себе на почту.

На случай ЧС я назначен помощником начальника штаба гражданской обороны. У нас есть внештатные формирования, которые сработают, случись что-то из ряда вон выходящее. На территории нашего депо, на улице Железнодорожной, есть бомбоубежище.

– Вместительное?

– Достаточно. Рассчитано примерено на 450 человек. На других предприятиях областного филиала РЖД есть еще бомбоубежища и их не мало.

– Конечно, в мире стало неспокойно. Но все же, от чего железнодорожники собрались прятаться?

– Вы не подумайте, что мы паникеры. Каждая организация должна иметь бомбоубежище. Либо какой-то оборудованный под укрытие подвал. И на предприятии обязательно должен быть специально обученный человек, который владеет информацией, где в случае чрезвычайной ситуации можно укрыться, как себя вести и какие средства защиты при этом может компания предоставить своим сотрудникам и так далее.

– Мне кажется, даже в этом ваша профессия напрямую связана с профсоюзной деятельностью. Вы защищаете и права людей, а если надо, их жизни.

– Именно так. Кстати, недавно появилось новое правило: для всех новых сотрудников работодатель обязан организовать вводный инструктаж по ГО и ЧС. Спросите ваших новичков на работе, проводили с ними что-нибудь подобное?

– К слову, ограничение движения поездов на островной железной дороге на вас как отразится?

– Наше депо планирует отремонтировать больше поездов. И перешивка, важно понимать, коснется не только самих путей. У нас есть завод, то же депо – везде узкая колея, которую надо переделывать. Еще новые локомотивы придут, поезда. С ними тоже надо работать, прежде чем использовать.

– Вернемся к вашей профсоюзной деятельности. Как вы попали в Молодежный совет?

– Председатель Молодежного совета профсоюзных организаций области собирает с организаций информацию о деятельности наиболее активной работающей молодежи. Руководитель Сахалинского филиала Дорожной территориальной организации Российского профессионального союза железнодорожников и транспортных строителей Александр Кознов предложил включить мою кандидатуру в состав этого совета, как молодого и очень активного сотрудника.

Профсоюзный апперкот

– Что вам дает это членство?

– Так сложилось, и не только на железной дороге, что к мнению молодых специалистов не особо прислушиваются. Мол, ну что они могут предложить путного, без опыта и стажа? Старожилы говорят: «Вот я привык молотком шурупы забивать, так и буду делать. И ты мне, молодой, не указ». Ему и невдомек, что давно уже придумали шуруповерт.

– Ваша задача, получается, переучить «стариков»?

– Не переучить, а показать, что и мы, молодое поколение, многое знаем и умеем, и еще можем других научить.

– Наверняка, вы, как представитель профсоюза, отстаиваете права своих коллег.

– Верно. Не все молодые специалисты знают, что им положено по закону, какие возможности у них есть для профессионального развития. Да что там молодые, и сотрудники с опытом порой не знают много. Например, недавно я проконсультировал человека насчет того, что ему положена выплата за то, что он отработал больше 30 лет. Он об этом и не знал и искренне удивился.

– Вашему начальству такая активность, должно быть, не всегда по душе.

– Почему?! Наоборот. Тем более, руководитель заинтересован в активной молодежи, так как из молодых сотрудников формируется кадровый резерв на руководящие должности.

– Существует мнение, что профсоюз чаще всего занят тем, что награждает сотрудников грамотами, а каких-то более-менее существенных льгот от него дождаться сложно.

– Это ошибочное мнение. Некоторые просто ждут, что профсоюз будет еще больше помогать материально. Но это не всегда возможно.

– Почему так получается?

– У нас на предприятии, например, членский взнос – всего один процент. Кроме льгот, организация тратит средства на создание коллективных договоров, которые время от времени нужно обновлять.

– В каких-то спорных вопросах вы помогали коллегам отстоять свои права?

– Через наш профсоюз проходят все приказы: например, о лишении премии, о штрафе, о любом наказании, увольнении и прочем. Приказ не может быть зарегистрирован, если на нем свою визу не поставит представитель профсоюза. Мы анализируем, проверяем правомерность решения начальства и можем повлиять на него.

– Это распространяется и на тех сотрудников, которые не состоят в вашей общественной организации?

–Да . Коллективный договор обязателен для всех. Так, недавно мы защитили одного нашего сотрудника, которого хотели оштрафовать. Доказали, что он не был ответственным за ту работу, невыполнение которой ему вменялось.

– Зачем вам эта лишняя общественная нагрузка?

–Я же по образованию педагог, наверное, поэтому мне нравится работать с людьми, помогать им.

–У вас есть хобби?

– Точнее, серьезное увлечение. Я – тренер по французскому боксу SAVATE, тренирую детей и взрослых, состою в федерации, которую основали на Сахалине в прошлом году. Возможно, мой маленький сын тоже будет заниматься боксом.

– Вы советуете вступать в профсоюзы?

– Это личное дело каждого. Думаю, насильно тянуть туда никого не стоит. Люди сами пойдут, если увидят, что профсоюз хорошо работает. Вот у нас, например, два года назад поменялся профсоюзный состав и был избран новый председатель. И люди стали вступать в нашу организацию более охотно, так как профсоюз доказал свою полезность.

– Что делать работникам, у которых на предприятии нет активной профсоюзной организации?

– Я бы посоветовал самим изучать свои права. Понятно, что иногда это бывает нелегко и в одном законе можно найти пять ссылок на другие законы. Тем не менее, это важно делать. Также хочу напомнить, что любая организация может самостоятельно создать свой профессиональный союз.

Фото автора и из личного архива Ивана Алексеенко

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Цена учета Итоги недели: авария на теплотрассе и обидный проигрыш баскетболистов Мультики как смысл жизни каждого Проекты будущего Полиция Южно-Сахалинска ищет 20-летнего парня

Последние новости